Childfree Forum Форум чайлдфри

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Childfree Forum Форум чайлдфри » Читаем » Лада Лузина


Лада Лузина

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Лада Лузина - украинская русскоязычная писательница. Возглавляет список самых успешных писателей Украины 2011-2012.
Журналистка, сценарист, театральный критик, писательница.
У Лады замечательные эссе, рассказы, пьесы, а еще Лада пишет о нас, о ЧФ (кстати,думаю, и ее саму можно отнести к ЧФ).
Рекомендую прочесть ее эссе "Детский вопрос" (2008) и "Аборт" (2012).

0

2

можно прямую ссылку на эти эссе? я нашла только киевских ведьм и еще что-то там

0

3

Мудрый Каа написал(а):

можно прямую ссылку на эти эссе? я нашла только киевских ведьм и еще что-то там

Поддерживаю, та же фигня.

0

4

Попробую поискать. У меня есть все ее книги, но перепечатывать эти эссе очень долго.

Отредактировано sweetkate (1 ноября, 2012г. 22:26:30)

0

5

Я всегда читала ее статьи в Женском Журнале.

sweetkate написал(а):

(кстати,думаю, и ее саму можно отнести к ЧФ).

Думаю да. Она писала, что детей не хочет. Мне она нравится.

0

6

"очень часто, когда человек не может купить, к примеру, ананас, он говорит, что терпеть их не может" (с)

Alina написал(а):

Думаю да. Она писала, что детей не хочет.


А я читала совсем другое.
Что она мечтает о ребёнке, но не получается забеременеть.
Правда, это давняя информация. Тогда она, видимо, ещё надеялась.
После 40-ка надежды постепенно исчезли и появилась бравада, типа - "да это я сама их не хочу!".

0

7

Я читала, что Лада Лузина бисексуальна. В этом сомневаться не приходится. В нулевые годы я ,,купилась,, на лживый анонс её сборника ,,Я - ведьма !,, и заказала его через российско-украинский книжный клуб (Интернет в мою жизнь тогда ещё не вошёл). До сих пор передёргивает, как вспомню. Из анонса следовало, что в сборнике есть мистико-романтическая повесть, как к девушке приходит прекрасный принц из зазеркалья. Приходить-то приходит, но не принц... и между двумя красивыми девушками (героиней и её двойником) возникают лесбийские отношения. Я не ханжа, но... зачем обманом читателей заманивать ? И от вполне себе реалистичной повести ,,Маша и Море,, (экранизированной) остался неприятный осадок. Подташнивало при чтении, особенно от феерического выражения ,,трахались глазами,,.
Впрочем, я охотно признаю, что моё личное мнение - чистой воды ,,вкусовщина,,. Нашла и выкладываю здесь эссе Лады Лузиной.
Аборт

текст

"Не знаю, что делать, – сказала знакомая. – Так не хочется делать аборт… Но и рожать я сейчас не могу. Что посоветуешь? Ты ж наверняка писала об этом" "Как ни странно, но нет", – удивленно ответила я.
За десять лет работы в "Женском журнале" я перебрала все классические женские проблемы, но ни разу не поминала аборт. Быть может, потому что никогда не сталкивалась с ней лично. А может оттого, что с юных лет по сей день мое мнение было и осталось неизменным, укладывающимся в одну строчку: "Никто, кроме женщины, не вправе решать, рожать ей или нет". Но хотя, согласно статистике, большинство граждан страны придерживаются подобной позиции, многие исповедуют прямо противоположную, выраженную не менее кратко: "Аборт – убийство. Их нужно запретить законом. Забеременела: хочешь – не хочешь, рожай. И точка!"
Или все-таки вопросительный знак?
Начнем с того, что распространенное нынче утверждение – мол, человек является человеком с момента зачатия – представляется мне все же большим преувеличением. Желудь – это желудь, а дуб – это дуб. И утверждать, что не посадить плод – то же самое, что спилить дерево – абсурдно. Желудь может стать дубом. Зигота (стволовая клетка) – тоже может стать человеком. Но оная – не человек, и трудно логически обосновать, чем вакуум на первых неделях беременности отличается от использования противозачаточных средств или отказа от секса. Ведь и то, и другое, и третье, по сути, – лишь отказ от возможности родить ребенка. Что косвенно подтверждает и церковь, которая не одобряет не только прерывание беременности, но и контрацептивы, презервативы и (уверена, вы не подозревали об этом!) даже секс ради секса, без намерения зачать потомство. Не хочешь дитё – не ложись в постель. Врачи не советуют рожать – муж должен воздержаться. Все, что не ведет к деторождению, – грех.
И раз уж речь зашла о грехах, именно в рассуждениях одного из священников я прочла логичную мысль: стоит допустить нарушение одной-единственной заповеди, человек автоматом нарушает вторую – как только грянула сексуальная революция и смена сексуальных партнеров стала допустимым явлением, государствам пришлось разрешить аборт на законодательном уровне…
И тут я согласна с ним, если не в оценке, то по сути: нельзя перестроить фундамент, не перестроив весь дом!
Сто лет назад внебрачные связи были исключениями из общего правила (нынче исключительным явлением стала невеста, надевающая белую фату – символ девственности, не только ради соблюдения красивой традиции). Раньше проблема внеплановой беременности могла родиться лишь при исключительной ситуации (ибо, решаясь на внебрачную связь, женщина жертвовала честью, положением в обществе и мгновенно становилась изгоем). Сейчас исключение стало правилом, повседневностью. И можно сколько угодно заламывать руки и вопрошать: "Куда катится мир?" – прогресс не двинется вспять. Он идет вперед и требует поиска новых подходов – постройки нового дома, нового общества, новых законов и взглядов.
Утверждать: "Женщина не может сделать аборт, потому что не может" – тупо повторять тезис столетней давности, позабыв, что в те годы к нему прилагались другие: "Женщина не может голосовать на выборах, потому что не может", "женщина не может путешествовать без разрешения мужа"… Запамятовав: из полного бесправия следовало, тем не менее, и важное право – раз уж она, бедняжка, не может ничего, обеспечивать полностью ее и детей должен отец или муж.
Но фундамент изменился. Женщина стала свободной. У многих из них нет мужей. У иных нет вообще никого, они заботятся о себе только сами. Никто не должен помогать им. Следовательно, и они никому не должны. И никто не вправе мешать им выжить в этом мире, с которым они воюют отныне один на один. И если нежеланная беременность мешает их выживанию в городских джунглях… тут мы упираемся в неразрешимый философский вопрос: "Что ценнее, жизнь одного человека или свобода другого?"
Кто скажет, что родить и вырастить чадо легко, пусть первым швырнет в меня камень! Девять месяцев и всю последующую жизнь ребенок требует постоянного вложения денег, времени, физических и душевных сил. Иными словами, это, как минимум, работа – тяжелая, сложная и ежедневная. А вопрос нежеланных детей – как минимум, вопрос: почему человек должен работать бесплатно? Ведь бесплатно и против желания работают только рабы.
Рабство, как в это не трудно нынче поверить, тоже бытовало не так уж давно и казалось настолько естественным, что предложение его ликвидировать воспринималось многими как вопиющая глупость. "С чего вдруг? Это ж святая традиция. Она существует тысячи лет!" То же и с деторождением. То, что тысячелетиями женщины делали это безропотно, молча – было нормой. Столь же удобной, как рабство. Привычной настолько, что никто даже не вопрошал, чего стоит им подобная жертва, кто ее возместит и обязаны ли они, в принципе, нести этот крест. Рабство отменили 150 лет назад, рабское положение женщины, не имеющей права отказаться от производства потомства, – меньше столетья тому… И есть основания верить, что к 150-летнему юбилею женских свобод вопрос "Вправе ли женщина пользоваться своим правом выбора?" не будет даже обсуждаться, как тема: "Имеем ли мы право держать крепостных?" Но пока об обязанности рожать говорят как о непреложном законе, от исполнения коего женщины уклоняются исключительно из лени и эгоизма. Как будто речь идет о пятиминутной сдаче анализов или, на худой конец, донорской крови, а не о жертве, цена которой, порой, – твоя жизнь.
Как-то мне довелось услышать историю. Женщина лет сорока возмущенно поведала, что ее 16-летняя дочь забеременела, собирается рожать и выйти замуж за отца ребенка. Мать была категорически против и не желала появления внука. Прошло много лет, но ее непреклонное нежелание встать на позицию дочери до сих пор вызывает во мне неприязнь. И все же до сих пор я не могу сказать однозначно, кто из них прав, а кто виноват – точнее, кто больше не прав? Мать и дочь жили в одной комнате, дочка находилась на содержании у матери, ее жених – студент-второкурсник – тоже не зарабатывал ни копейки. И из сложившейся ситуации как-то само собой следовало, что вся молодая семья, включая новорожденного кроху, поселится в комнате с бабушкой, которая будет нянчить ребенка (ведь дочери еще нужно учиться) и одновременно содержать обоих родителей – иными словами, станет их добровольной рабыней.
Противники аборта, обличающие эгоистов в отказе от детей ради комфорта, порой плохо понимают: то, что они так презрительно именуют "комфортом", и есть жизнь… Жизнь, а не существование несчастной загнанной лошади, тянущей всех из последних сил, мечущейся, выбирающей между самым дешевым мылом и самым дешевым печеньем. Не говоря уж о том, что интересная сорокалетняя женщина, вырастившая дочь без отца, еще мечтает о своем женском, а не только о бабушкином счастье. Но каждый день, каждый год в этом возрасте близок к понятию последний шанс. И имела ли ее дочь право бездумно отбирать у матери этот шанс, навязывая ей ответственность за свое решение? Я не знаю… И не знаю, чем закончилась эта история (я услышала ее во время перекура в гостях). Но знаю другую, случившуюся со знакомой моей школьной подруги.
Три года она приезжала в Киев, пытаясь сдать экзамены в университет. Наконец поступила. А в конце первого курса случайно забеременела. Парень, с которым она только начала встречаться, был однозначен: "Либо делай аборт, либо мы расстаемся. Я не дам накинуть мне на шею ярмо!" Возможности родить и остаться в институте не было – жить в общежитии с ребенком никто б не позволил. О возможности снять угол речь не шла – она ходила на занятия пешком, чтоб, сэкономив деньги на общественном транспорте, купить себе булку и два яйца, и просыпалась ночами от чувства голода… Что ей оставалось? Перечеркнуть мечту, три года стараний, бросить учебу, вернуться в маленький поселок, где на нее, приехавшую из столицы "с пузом", до конца дней смотрели бы как на прокаженную? И если аборт – убийство, как часто женщине, живущей в ХХI веке, приходится делать выбор между убийством и самоубийством – физическим или социальным? Кто вправе ее осуждать?
Только те, кто знает ответ на второй трудноразрешимый вопрос: "Можно ли в принципе заставлять кого-то совершить подвиг или это сугубо добровольное дело?"
Та девушка не захотела отдать свое тело для святого дела… Так ведь и вы не хотите! Если завтра вы обнаружите себя привязанным десятками трубок к другому человеку и услышите вдруг: "Он не способен выжить без вас", будете ли вы терпеть это девять месяцев (и полжизни впридачу) или крикнете в страхе: "А вы спросили меня?!!" Согласны ли вы ради спасения чьей-то жизни немедленно предоставить свое тело для опытов, рискнув здоровьем, жизнью, карьерой, работой, да еще и финансировать эксперимент за собственный счет (ведь именно это и приходится делать беременной)? Сколько найдется подобных энтузиастов? Два? Десять? Женщины же должны соглашаться на это всегда, в любой период, в любой день и час своей жизни? Их нужно обязать рожать законом!..
Тезис столетней давности. Но произносящие его забывают: ныне женщина и мужчина равны в правах. И если женщину можно обязать рожать ради спасения жизни, значит любого свободного человека можно обязать против воли отдать свое тело ради спасения чужой.
Разница между желанной и нежеланной беременностью – примерно такая же, как между первой брачной ночью влюбленных и изнасилованием. И единственный способ для особи мужского пола понять, что чувствует женская, узнав про нежеланный залет, – представить себя, мужчину, жертвой сексуального насилия (да-да, в извращенной форме). Поскольку изнасилование – это не только физическая, но и психологическая травма, крушение мира. Оно меняет твое отношение к себе, меняет отношение к тебе окружающих, если они узнают об этом… И многие ли, имея возможность защитить свою честь, отправив пулю насильнику в лоб, вспомнят в тот миг, что человеческая жизнь – превыше всего, и принесут себя в жертву?
Мужчины, ответьте себе на вопрос. Если в ваш дом ворвется грабитель и возжелает овладеть ваши телом. Если выбора будет лишь два: стерпеть это или убить его, что вы выберете? Вытерпите надругательство ради непреложной ценности ЛЮБОЙ человеческой жизни или защитите свои ценности – тело, психику, честь? Вы скажете, преступник – злодей, а ребенок – невинен? Тогда сделайте одно допущение – ваш насильник сбежал из сумасшедшего дома, не знает, что творит, и в душе невинен, как младенец. Вы скажете, он – неполноценный человек, а ребенок вырастет в полноценного члена общества? Тогда сделайте предположение второе – есть 200-процентная гарантия, что псих, насилующий вас, после курса лечения станет абсолютно нормальным… если только вы не убьете его. Так что же вы предпочтете? Ответ: 90% мужчин предпочтут лишить его жизни, чем вытерпеть это. И эти же 90% не вправе осуждать женщину за то, что она делает то же самое.
Так что же ценнее: жизнь одного человека или свобода другого? И если женщина имеет право на выбор, какие права у нерожденного ребенка? Такие же, как у любого другого, уже рожденного на свет человека, которому для продления жизни требуется то, что ему не принадлежит – чья-то плоть. Человек, нуждающийся в пересадке почке или переливании крови точно также целиком зависит от воли донора. И даже если речь идет о чьей-то жизни и смерти, никто не может обязать нас силой отдать ему кровь…
Признаюсь, я верю, что проблема аборта – явление временное. Технический прогресс просто отстает от прогресса в человеческих отношениях. Согласно закону большинства цивилизованных стран, у женщины уже есть техническая возможность выбирать, в то время как у зародыша еще нет технической возможности не зависеть от выбора женщины – вырасти вне ее тела. Но вскоре испортивший женские нравы прогресс решит созданную им же проблему за нас.
Покаже, прочитав с полсотни материалов против абортов, я нашла только один, где рассказывалось о реальной помощи, оказанной женщинам, не желавшим рожать по материальным причинам и ставшим матерями лишь потому, что другие люди протянули им руку помощи – помогли деньгами, жильем. И это единственная форма протеста против аборта, которую я поддерживаю обеими руками.
Слишком мало кто из нас вправе обвинять других. Может ли тот, кто в ответ на призыв: "Помогите спасти жизнь ребенка" – отказался пожертвовать всего одну гривну, осуждать женщину, отказавшуюся жертвовать жизнью? Сотни людей зависят только от нашего выбора… Все мы убиваем каждый день, отказавшись дать деньги нищему, отворачиваясь от тех, кто нуждается в помощи. Общество признает за нами право не быть героями, не жертвовать, быть равнодушными…
Ибо что ценнее, жизнь одного человека или свобода другого – и впрямь неразрешимый философский вопрос. Никто не знает на него однозначного ответа… И никто не вправе навязывать другому решение, за которое не намерен сам отвечать.
"Потому, – сказала я знакомой, – могу дать тебе лишь один совет. Не позволяй ни мне, никому решать за тебя. Каждый может ответить на него себе только сам".

Отредактировано Урбанистка (19 июня, 2018г. 19:29:26)

0


Вы здесь » Childfree Forum Форум чайлдфри » Читаем » Лада Лузина